Как сильна хватка аравийцев в США?

Как сильна хватка аравийцев в США?
  • 23.04.16
  • 0
  • 479
  • фон:

Аравийцы грозят вывести активы из США в случае принятия Конгрессом резолюции об их судебном преследовании за участие в терактах 11 сентября. Как бы то ни было, администрацию Обамы это не пугает, тем более что начинать подобный конфликт не в интересах Саудовской Аравии.

Atlantico: До июня администрации Обамы предстоит принять решение о возможном обнародовании 28 засекреченных страниц о Саудовской Аравии из отчета, который был составлен в Конгрессе после терактов 11 сентября 2001 года. Парламентарии хотят утвердить резолюцию, которая бы позволила преследовать Эр-Рияд в американском суде за роль в терактах. В ответ аравийцы пригрозили в случае принятия закона вывести из США имеющиеся у них 750 миллиардов активов.

Почему Саудовская Аравия пытается заткнуть рот Конгрессу?  

Ален Родье: Отчет по терактам 11 сентября 2001 года составлялся Конгрессом в срочном порядке. Он опирался на результаты расследования ФБР и американских разведслужб (ЦРУ, АНБ…), которые сами получили сведения от иностранных коллег. Учитывая, что 15 из 19 смертников были аравийцами, в спецслужбы королевства поступило немало запросов. Сотрудничество, насколько мне известно, было примерным, потому что речь шла о вполне понятных переживаниях. На некоторых террористов в Саудовской Аравии уже имелись досье. Именно это, кстати, и позволило относительно быстро получить ответы на главные вопросы: кто, где, что, когда и как? Возможно, в этом-то и все дело. Некоторые террористы были уже известны органам, но почему? 

— Чего боятся саудовские власти? В какой мере засекреченные страницы отчета могут пролить свет на прямое участие королевской семьи в терактах? Какими последствиями это могло бы быть чревато для Саудовской Аравии?

Ален Родье: Не думаю, что саудовская королевская семья, так или иначе, причастна к терактам 11 сентября. В то же время не исключено, что спецслужбы неправильно оценили ситуацию, в частности после терактов против американских дипмиссий в Дар-эс-Саламе и Найроби.

Чтобы понять, как все работает, стоит вернуться назад в прошлое.

После вторжения советских войск в Афганистан в 1979 году США было принято решение дать им отпор с помощью внутреннего сопротивления (моджахедов) при поддержке извне. Пакистан стал тыловой базой повстанцев, а Саудовская Аравия предоставляла большую часть финансирования с опорой на «Братьев-мусульман», к которым в Эр-Рияде тогда еще относились с уважением. Усама Бин Ладен, молодой и набожный наследник богатой аравийской семьи, был всего лишь пешкой в руках направлявших его саудовских спецслужб (легенда о манипуляциях со стороны ЦРУ неверна: все проходило при посредничестве Эр-Рияда и Исламабада). Должен сказать, что особой значимости юному Усаме не придавали даже советские КГБ и ГРУ, которые в силу событий были прекрасно осведомлены об Афганистане. Он, наверное, присутствовал в списках как простой исполнитель, едва ли больше. Его репутация «героического бойца» была создана его сторонниками уже после конфликта (американцы пытались приписать ему бурную молодость в Бейруте, но это совершенно не соответствует действительности). В тот момент ему не был свойственен какой-то особый антизападный настрой, потому что он прекрасно понимал свой роль в большой игре тех времен: подорвавшей силы СССР войне радикального ислама с коммунизмом.

Ситуация стала обостряться уже после ухода советских войск из Афганистана в 1989 году. Бин Ладен думал, что его с заслуженными почестями примут в Эр-Рияде, однако на поприще тайной войны ни о каком признании не может быть и речи. В 1991 году Ирак вторгся в Кувейт, создав непосредственную угрозу для королевства. Бин Ладен поспешил в королевский дворец, чтобы предложить свои услуги. Тем не менее, королевская семья предпочла воспользоваться услугами неверных американцев, а не вернувшихся из Афганистана добровольцев.     

Тогда он начал плести заговоры и перебрался в Судан, где Хасан ат-Тураби (скончался в марте этого года) уготовил ему куда лучший прием. Там на международных конференциях и семинарах, где собирался цвет мирового воинственного ислама, он основал свою организацию, привнеся также базы данных с личными данными моджахедов (он получил их от Бюро помощи беженцам, которым пользовались как прикрытием «Братья-мусульмане» при отправке боевиков в Афганистан). Стоит отметить, что «Аль-Каида» может переводиться с арабского и как «база». Именно такое название дали американцы зарождавшейся организации. Вашингтон был обеспокоен растущим влиянием Бин Ладена в Судане и потребовал от лишивших его гражданства (аналогичные меры сейчас вызывают бурные споры во Франции) аравийцев вмешаться. Его можно было бы легко вывести из Судана, однако аравийцы, по всей видимости, отнеслись к нему мягче из-за оказанных в прошлом услуг и позволили вернуться в Афганистан в 1996 году.

В 1998 году в Африке произошли теракты, а Бин Ладена официально признали заказчиком. Аравийцы ничего не предприняли против обосновавшегося в Афганистане бывшего соотечественника. И тут прогремели теракты 11 сентября. Хотя Эр-Рияд явно не был их организатором, сложно представить, что для саудовских спецслужб, которые пользуются хорошей репутацией и внимательно следили за Бин Ладеном после бегства из Судана, это стало полной неожиданностью. И до какого уровня дошли эти сведения? Возможно, именно об этом говорится на засекреченных страницах отчета.

Для абсолютной власти вроде саудовского режима признать, что она была в курсе, но ничего не предприняла или тем более была не в курсе, значит потерять лицо. Это продемонстрировало бы проблемы в аравийских спецслужбах. Это стало бы ударом по репутации королевской семьи, которая сейчас возглавляет различные коалиции в Йемене и Сирии. В настоящий момент в Эр-Рияде идет активная борьба за власть, исход которой никто не возьмется предсказать. Власти совершенно не заинтересованы в сохранении полемики.  

— Как пишет The New York Times, администрация Обамы пытается отсрочить принятие резолюции Конгрессом, опасаясь экономических и дипломатических последствий в том случае, если Саудовская Аравия выполнит угрозу. Что это говорит о влиянии Эр-Рияда в США?

Тьерри Ковий: Угроза Саудовской Аравии вывести из США 750 миллиардов долларов в облигациях, по всей видимости, не особенно волнует американское правительство. Как бы то ни было, отрицательное сальдо внешнеторгового баланса — структурная слабость американской экономики. Это вынуждает США привлекать иностранные капиталы для компенсации дефицита, что делает страну зависимой от них. Тот факт, что основная часть валютных резервов Китая (более 3 триллионов долларов) размещена в американских гособлигациях, ставит Китай в выгодное в геополитическом плане положение в отношениях с США.

Как бы то ни было, даже если Саудовская Аравия выведет активы, это почти не отразится на американской экономике. Эти 750 миллиардов представляют собой всего 1% от общей суммы финансовых активов (акции и облигации). Кроме того, продажа долларов не подорвет позиции американской валюты с учетом ежедневного объема долларовых операций (4 триллиона). Подобные действия могли бы отразиться на рынке американских облигаций, потому что речь идет о 5% находящихся в настоящий момент в обращении долговых бумаг США. Однако Федеральная резервная система может принять решение об их выкупе, чтобы они не повлияли на рынок.

Ситуация была бы иной, если бы сейчас у американской экономики имелся соперник. Но об этом не идет и речи. Существуют серьезные сомнение насчет способности развивающихся стран сохранить или восстановить высокие показатели роста. Перспективы еврозоны оптимизма тоже не внушают… Американская экономика представляется движущей силой мировой.  

Наконец, подобная продажа была бы воспринята США как агрессивное поведение. А Саудовская Аравия очень сильно зависит от Америки в плане обеспечения своей безопасности. Эр-Рияд мало что выиграл бы от такого конфликта…

Ален Родье (Alain Rodier) — отставной офицер французской разведки, замдиректора Французского центра разведывательных исследований, эксперт по исламскому терроризму и организованной преступности.
Тьерри Ковий (Thierry Coville) — научный сотрудник Института международных и стратегических исследований, эксперт по Ирану, макроэкономике и международной экономике.

Источник