Армения—Россия: взаимные ожидания и взаимные обязательства

Армения—Россия: взаимные ожидания и взаимные обязательства
  • 20.04.16
  • 0
  • 272

1-2 апреля Азербайджан, фактически, возобновил войну в Карабахе, начав широкомасштабное наступление одновременно по нескольким направлениям, что стало причиной многочисленных человеческих потерь с обеих сторон. По официальным данным, в начале апреля в течение четырехдневной войны и в последующие дни армянская сторона имела 92 жертвы (погибли в том числе гражданские лица), а потери азербайджанской стороны, согласно разным источникам, превышают 200 человек. За время этой четырехдневной войны Азербайджан использовал беспрецедентное количество военной техники, осуществил насилие в отношении гражданских лиц, подверг бомбардировкам населенные пункты, азербайджанские солдаты совершили военные преступления.

Эта ситуация стала поводом для жарких споров и обсуждений как в обществах сторон конфликта, так и среди международного сообщества. Темой для обсуждений в числе прочих стал фактор воздействия третьих стран, в том числе российский фактор и армяно-российские отношения.

Как всегда в таких ситуациях, с разных сторон звучали как радикальные подходы, так и более или менее объективные оценки.

В очередной раз актуализировалась необходимость сбалансированного и бдительного подхода, который бы не позволил преобладания радикальных настроений. В конце концов, война на этом этапе, как минимум, остановлена, а политические процессы продолжаются, и необходимо прагматично подходить к вопросу.

Обратимся к российскому фактору и в этом контексте — к отношениям Армении и России.

Любое обсуждение, касающееся армяно-российских отношений, естественным образом, вместе с прагматичными суждениями часто содержит в себе и противоречивые эмоциональные элементы. Это объясняется многовековой общей историей, сходством и различиями ценностных систем, исторической памятью и рядом субъективных факторов. Но остается неопровержимым тот факт, что армянский и русский народы на протяжении веков совместно строили историю и связаны целым рядом культурных, цивилизационных и других нитей.

Но даже принимая все это во внимание, возможно ли пренебречь реальной политикой и интересами сторон в этом контексте? Однозначно, нет! Говоря об интересах, для большей ясности уместно разделить интересы на две группы: долгосрочные или среднесрочные и краткосрочные.

В контексте долгосрочных и среднесрочных интересов невозможно пренебречь историческими и культурными отношениями армянского и русского народов, близостью обществ. В то же время, в краткосрочной перспективе между интересами и ценностями могут возникнуть противоречия и столкновения, и перепады общественных настроений естественны. Понимая это, обратимся к реальной политике сегодняшних дней.

Армяно-российские отношения покрывают обширный круг вопросов, который невозможно полностью отразить в одной статье. Поэтому рассмотрим несколько отдельных тезисов, которые так или иначе относятся к сформировавшейся ситуации и имеют особое значение, учитывая общественные настроения.

1. Армения и Россия связаны и двухсторонними отношениями, стратегическим союзничеством, и многосторонними, общей системой безопасности (ОДКБ), экономической интеграцией (ЕАЭС) и т.д. И Армения, и Россия являются странами-основательницами ОДКБ, и активное участие Армении в этой организации, ее инициативы и большой вклад ни у кого не могут вызвать сомнения.

Кроме этого, в Армении находится единственная на Южном Кавказе российская военная база (102-ая военная база в Гюмри), в миссии которой зафиксировано, что она «за период нахождения на территории Республики Армения, кроме выполнения функций по защите интересов Российской Федерации, совместно с Военными Силами Республики Армения будет обеспечивать безопасность Республики Армения».

В результате всего этого любой здравомыслящий человек, который попытается посмотреть на вещи глазами граждан Армении или армян, сможет представить ожидания армянского общества в случае какой-либо угрозы. Поймет он и возмущение и недовольство Армении в связи с мягко говоря «не партнерским» поведением некоторых из стран-членов ОДКБ и ЕАЭС, например, Казахстана и Белоруссии, и оказываемой с их стороны поддержки Азербайджану.

2. Россия является посредником  процесса урегулирования карабахского конфликта, она была одной из основных инициаторов и посредников заключения перемирия в 1994 году. В то же время сегодня Россия — страна-сопредседатель Минской группы ОБСЕ, которая на самом высоком уровне вкладывала и продолжает вкладывать усилия в процесс урегулирования конфликта.

Следовательно, вполне естественно, что от России ожидают максимально нейтральной позиции, а что касается Армении, то, по крайней мере, и в этом вопросе предполагают определенные «красные линии». И ожидать, что в контексте этого конфликта Россия открыто займет проармянскую позицию и окажет поддержку Армении, не так уж и реалистично и корректно.

3. На протяжении 22 лет после заключения перемирия Армения воздерживается от признания независимости Нагорно-Карабахской Республики, тем самым пытаясь занимать максимально конструктивную позицию и не препятствовать переговорному процессу. Естественно, соразмерная конструктивность ожидается и от остальных сторон конфликта, и от третьих стран.

Оставляя в стороне других участников процесса, обратимся к данному вопросу в контексте отношений с Россией. Любой знакомый с процессом человек представляет, что непризнание независимости НКР со стороны Армении освобождает Россию от многих проблем — как посредника и страну, имеющую многовекторные интересы в регионе (тем более после событий в Крыме).

4. Всем известна позиция Турции и ее политика по отношению к Армении: отказ от признания Геноцида армян 1915 года, политика отрицания, отказ от восстановления дипломатических отношений, изоляция, плюс к этому — многосторонняя и последовательная поддержка Азербайджану.

И вновь: любой информированный в данном вопросе человек имеет представление о том, что действия Турции ограничиваются лишь вышеизложенным и не перерастают в неполитические действия против Армении только благодаря тому, что Армения находится в тесных стратегических отношениях с Россией, а между ними действуют договоренности в области безопасности.

5. Последняя авантюра Азербайджана была осуществлена с широким применением военной техники. Львиная доля техники, использованная против армянских вооруженных сил и населенных пунктов, ставшая причиной многочисленных жертв, была приобретена у России. В том числе было употреблено российское оружие массового уничтожения — такое как СМЕРЧ, ТОС «Солнцепек» и т.д. Это, естественно, не могло не вызвать волну негодования и возмущения в армянском обществе.

Конечно, можно попытаться все это объяснить тем, что при наличии желания и ресурсов для покупки оружия не будь России, найдутся и другие продавцы, и эти виды оружия для нас будут незнакомы и непредсказуемы — и в этом есть доля объективности. Можно также утверждать, что если оружие поставляет Россия, то она имеет представление о соотношении сил и может сохранять баланс сил в регионе, и это тоже может быть объективно.

Но, вместе с тем, любой здравомыслящий человек поймет, что когда Азербайджану продает вооружение стратегический союзник Армении и посредник урегулирования конфликта, Азербайджан это не воспринимает как просто сделку по купле-продаже. Для Алиева это — молчаливое согласие на возможное осуществление военных действий.

Этот ряд тезисов может быть продолжен, но общая или средняя картина от этого не изменится. При этом вышеизложенный ряд аргументов обосновывает и показывает, что взаимные ожидания России и Армении, по крайней мере, не безосновательны. Все положительное — как в сфере ценностей, так и интересов и реальной политики — взаимно важно, а всех негативных явлений надо не избегать или злиться из-за них, а надо вместе искать решения.

Армения и Россия обречены всегда учитывать как взаимные интересы, так и «красные линии» друг друга и искать решения в соответствии с ними. Это не только возможно, но и необходимо.

И в конце концов, люди, не представляющие или неполноценно представляющие это, вне зависимости от того, в Армении они находятся или в России, должны шире мыслить и направить в будущее уроки, полученные в истории.

P.S. Только от нас, и, конечно, от принимающих решения в Армении и России, зависит, к чему приведет опыт, полученный в процессе возникновения и преодоления этих проблем. Можно быть более чем уверенными, что в результате всего этого возможно не отдалиться друг от друга, выстраивая водоразделы, а наоборот, идти на большее сближение как в эмоциональном, в ценностном, так и в прагматичном пространствах, в реальной политике.

И чтобы это не казалось пустословием, надо обратить особое внимание на состоявшуюся на днях в Стамбуле конференцию Организации исламского сотрудничества (ОИС), на которой Турция преследовала цель от имени всех стран исламского мира выразить выгодные для себя позиции в вопросах Крыма, Карабаха и Палестины. И в принятии итогового документа конференции свой вклад внесли, или по крайней мере присутствовали там, не только Азербайджан и Турция, но, как минимум, трое из шести членов ОДКБ — Казахстан, Таджикистан, Киргизия, а президент нашего другого партнера Белоруссии участвовал в работе конференции и даже выступил с обращением.

Источник