• Минкомсвязь предложила повысить требования к сим-картам

    Минкомсвязь предложила повысить требования к сим-к...

    17.08.18

    0

    20

  • Можно ли отказаться от оплаченного тура и вернуть все деньги?

    Можно ли отказаться от оплаченного тура и вернуть...

    17.08.18

    0

    19

  • Минтранс разрешил перевозить детей в колясках в метро

    Минтранс разрешил перевозить детей в колясках в ме...

    17.08.18

    0

    17

  • Сервис слежения за пользователями Google работает при отключенной функции

    Сервис слежения за пользователями Google работает...

    17.08.18

    0

    15

  • Много камер, выше штрафы: власти придумали, как сделать дороги безопаснее

    Много камер, выше штрафы: власти придумали, как сд...

    16.08.18

    0

    48

Анатолий Вассерман: «Я желаю Брянскому региону, чтобы он перестал быть пограничным»

Анатолий Вассерман: «Я желаю Брянскому региону, чтобы он перестал быть пограничным»
  • 04.06.16
  • 0
  • 737
  • фон:

Геополитика и религия, демократия и выборы, Россия и мир через 50 лет… Об этом шла речь на лекции публициста, телеведущего и эрудита Анатолия Вассермана, которая состоялась в «Арт-кафе 113» в пятницу, 3 июня. Многократный победитель интеллектуальных игр собрал полный зал, что неудивительно, ведь в анонсе организаторы пообещали, что задать вопрос звезде «Что? Где? Когда?» сможет почти каждый гость вечера. Так и произошло. Побеседовать с Анатолием Вассерманом получилось и у корреспондента NashBryansk.Ru.

В Брянске я во второй раз. В первый мой приезд поездку организовала какая-то общественная организация. Это было давно. Тогда мне запомнилась только экскурсия в Партизанский лес. Дело в том, что график был довольно плотным, и времени осталось только на это.

Сейчас я приехал для участия в турнире по интеллектуальным играм. Он пройдет в субботу — воскресенье. Приехал, естественно, не один, а вся команда, в которой я сейчас играю. Правда, они прибывают чуть-чуть позже и двигаются прямо в гостиницу. А я по дороге туда еще и выступаю.

Большая часть моей деятельности в последнюю четверть века связана всего с двумя вопросами. Первый — это необходимость и возможность воссоединения России. С моей точки зрения, Российская Федерация — это лишь одна из частей, на которые распалась Россия в 1991 году. То есть, воссоединение должно произойти примерно в границах СССР. Почему говорю «примерно»? Потому что нельзя исключить, что какие-то фрагменты так и останутся отделенными, а с другой стороны, кто-то, может быть, дополнительно присоединится. Все будет зависеть от воли самого народа. Естественно, речь о каких-то там насильственных действиях не идет.

Второй вопрос — причины распада социализма в Европе в конце 80-х годов и путь формирования нового социализма. Если в двух словах, в первый раз социализм начали строить, когда накопился нужный для этого и предсказанный заранее уровень производственных технологий. Но по ходу дальнейшего развития общество наткнулось на нехватку информационных технологий. Причем наткнулось, когда самого этого понятия не было и, соответственно, не было понятно, что же произошло и что делать.

И именно из-за этих непоняток тогдашнее руководство СССР впало в панику и совершило ряд серьезных ошибок, которые в конечном счете и привели к распаду страны. Сейчас исследованиями уже нескольких поколений показано, что все тогдашние недостатки социализма так или иначе порождены ограниченностью возможностей информационных технологий. Когда это стало ясно, мне удалось подсчитать, что уровень развития информационных технологий, нужный, для того чтобы социализм стал снова выгоднее капитализма, накопится примерно к середине 2020 годов.

Тогда и появится новый социализм. Другое дело, что надо заранее провести серьезные научные исследования, чтобы знать, как распорядиться новыми возможностями. При этом уже сейчас понятно, что дальнейшее развитие социализма вновь столкнется с нехваткой каких-то технологий, для которых сейчас и названия нет. Соответственно, надо быть заранее готовым к тому, что, когда мы уберем старые проблемы, обязательно появятся новые. И важно снова не впадать в такую же безобразную панику.

Вообще я верю в будущее мира в социализме. То есть все технические возможности, которые нужны для социализма, будут доступны всем, без исключения. Причем тот, кто не воспользуется этими возможностями, сам себе злобный баклан.

Даже из общетеоретических соображений известно, что для работоспособности системы законов и правоохранения необходимо, чтобы в этой системе был хотя бы один человек, имеющий право принимать решения по личному усмотрению, не опираясь и не оглядываясь ни на какие законы.

Об этом юристы не любят говорить, потому что они, естественно, зациклены на законности. Но тем не менее это строго математически доказано. Точно так же и в других управленческих сферах: как бы мы не отрабатывали механизмы управления, всегда нужен человек, стоящий вне этих механизмов и имеющий право вмешиваться в их работу тогда, когда это оказывается необходимым.

Как правило, у такого человека работы сравнительно немного. И поэтому может показаться, что он вовсе не нужен. Но без него система рано или поздно останавливается. Так что не важно, как будет называться монарх: президент Соединенных Штатов Америки, премьер-министр Федеративной Республики Германия или король Саудовской Аравии, но такой человек в системе управления заведомо необходим.

У нас люди не заморочены пропагандой и понимают необходимость человека, стоящего в стороне от системы, но имеющего возможность вмешаться в ее работу.

Демократия — это понятие действительно во многом противоречивое. Достаточно вспомнить, что в Греции, где она зародилась, четко отличали понятия демос-народ от охлоса-толпы. И в большей части греческих полисов, где было демократическое управление, фактически в этом управлении участвовала только верхушка общества, другое дело, что достаточно обширная.

Так и у Стругацких в книге «Понедельник начинается в субботу». В ней есть среди прочего эпизод, где главный герой путешествует по литературным мирам. И в одном из них ему рассказывают, как все хорошо устроено, как все демократично, как все живут равно и управляют сообща. И у каждого — не менее трех рабов.

Тем не менее, смысл у демократии есть и довольно глубокий. Она в идеале это все-таки механизм, призванный учесть мнение каждого. Другое дело, что всевозможные способы манипулирования демократией нежелательны еще и потому, что позволяют человеку снять с себя психологическую ответственность за принятое решение, позволяют считать, что это решение принято не большинством, а манипулятором. Соответственно, те меры по очистке демократии от манипуляций, к которым то и дело призывают, придется осваивать всерьез.

Сам я в своих предвыборных кампаниях — в одной, где баллотировался лично, и в нескольких десятках, где участвовал на чьей-нибудь стороне, — прибегал, по сути, только к одному способу манипулирования, сформулированному Бисмарком в бытность его министром иностранных дел. Инструкции своим послам он неизменно заканчивал так: «Говорите правду и только правду, но не всю правду». Но, как показывает опыт, даже такого способа манипулирования зачастую хватает, чтобы добиться принятия решения, не то что бы идущего вразрез с интересами голосующего, но не в полной мере соответствующего этим интересам.

Поэтому демократия — механизм необходимый, но нуждающийся в очень серьезном совершенствовании.

Думаю, что по мере развития общества вес религии в нем будет уменьшаться, но до нуля не дойдет. Дело в том, что я сам атеист, и не просто атеист, а автор математического доказательства невозможности и ненужности бытия божия. Я естественно не довел это доказательство до того уровня строгости, которого требует современная математика, но содержательная сторона сделана, а формальную довести до этого уровня строгости сможет при желании любой из нынешних профессиональных математиков.

Но при всем моем атеизме я к религии как к общественному институту отношусь с большим уважением и полагаю, что при переходе к новому социализму церковь не пострадает. А главное, в любом обозримом будущем она останется значимой частью общества, поскольку всегда будут люди, не уверенные в своей способности соблюдать принятые нормы поведения без подкрепления этих норм высшим авторитетом. Так что роль церкви, конечно, сократится, но некоим образом не до нуля.

Сам себя я действительно считаю успешным человеком, потому что всегда, на протяжении всей жизни, делал только то, что сам хотел, что сам считал нужным. И, кстати, всегда находились желающие мне за это заплатить. Возможно, потому что-то, что делаешь по собственному желанию, как правило, получается достаточно хорошо. Но, естественно, я не могу считать такой рецепт успеха всеобщим.

Кое-что я могу, конечно, рекомендовать каждому. Например, необходимость, прежде всего, сформировать у себя целостную картину мира. Это, несомненно, полезно в любом виде деятельности. Также желательно искать в любой работе что-то, за что ее можно полюбить. Насколько я могу судить, очень мало таких занятий, в которых вовсе ничего привлекательного нет. Чаще всего, вы можете найти в своем деле то, за что оно вам понравится и, соответственно, будете делать его не только лучше, но и легче. Это самые простые рекомендации.

Вообще же каждому надо искать что-то свое, не рассчитывая на советы извне. Поскольку тот, кто советует извне, естественным образом не ощущает того, что ощущается изнутри. Есть еще римская притча о том, как некто решил разводиться. Все друзья изумлялись, потому что жена и красивая, и умная, и характер у нее вроде хороший. Какой смысл с такой разводиться? Он выслушал доводы друзей, а потом выставил вперед ногу и сказал: «Вот видите, сапог у меня и красивый, и прочный. Вроде все в порядке. Кто из вас скажет, в каком месте он жмет мне ногу?»

Прежде всего, я желаю Брянскому региону, чтобы он перестал быть пограничным. А дальше я желаю Брянщине, чтобы в центре государства, наконец-то, появились люди, понимающие необходимость развития всего государства, а не только столицы. Такие люди есть, но, к сожалению, сейчас по многим причинам, которые долго перечислять, они вытеснены из системы управления.

Источник