ИГ держит в Мосуле два миллиона человек, которым запрещено покидать город

ИГ держит в Мосуле два миллиона человек, которым запрещено покидать город
  • 06.06.16
  • 0
  • 98
  • фон:

ЭРБИЛЬ (Ирак), 6 июн — РИА Новости, Дмитрий Виноградов. В иракском Мосуле остается около 2 миллионов жителей, боевики "Исламского государства" (запрещено в РФ и ряде других стран) запретили им покидать город, рассказал РИА Новости его бывший житель, журналист и политолог Ганем Аль-Абед (Ghanim Al-Abed).>

Самому Аль-Абеду в свое время удалось бежать от исламистов в Эрбиль — столицу автономного Иракского Курдистана. Но в Мосуле — втором по величине городе Ирака — остаются его знакомые и родственники, в том числе мать и младший брат. От них Аль-Абед получает информацию о ситуации в городе, а сам отправляет им деньги. Аль-Абед часто выступает в мировых СМИ с рассказами о Мосуле, получая за это гонорары. При этом он считает, что его активность не несет опасности для его родных.

"В ИГ действуют извращенные, но все же достаточно строгие порядки. Там не казнят кого-то за деятельность их родных — там можно пострадать, только если сам сотрудничаешь с врагами ИГ, если как-то связан с курдами или иракской армией", — объясняет Аль-Абед. По его данным, за два года оккупации боевики ИГ казнили в Мосуле 5 тысяч мужчин и 820 женщин.

К тому же в своих заявлениях он достаточно осторожен, заверяет Ганем Аль-Абед, представляющий суннитов-арабов, враждебно настроенных по отношению к ИГ. Он также тесно связан с бывшим губернатором Мосула Атилем аль-Нуджаифи, тренирующим суннитское ополчение для освобождения Мосула от боевиков.

"До нападения ИГ население Мосула составляло 3,5 миллиона человек. Половина из них бежала — все христиане, шииты, езиды и другие религиозные меньшинства, часть курдов, да и сами сунниты, не желающие оставаться под властью боевиков", — рассказал Аль-Абед.

Взамен в Мосул приехали лояльные боевикам сунниты. Причем среди них не только боевики, но и "переселенцы" — те, кто поддался пропаганде "халифата" и приехал, чтобы жить "по шариату". Вербовка в ИГ ведется по всему миру — через подпольные салафитские мечети и соцсети, поэтому и в Мосуле сейчас можно встретить афганцев и европейцев, россиян и малазийцев, мусульман из Боснии и Косово.

"После ухода из Мосула тех, кто боялся репрессий со стороны ИГ, в городе освободилось большое количество домов и квартир. Боевики заняли их сами, а также раздали тем, кто прибыл в Мосул, в том числе беженцам. Боевик обычно может рассчитывать на целый дом, в котором раньше жила какая-нибудь христианская семья", — рассказывает Аль-Абед.

Таким образом, нынешнее население Мосула, по данным Ганема Аль-Абеда, составляет около двух миллионов человек. "В последнее время гуманитарная ситуация в городе стала катастрофической. Продуктов не хватает, а то, что продается на рынках, стоит очень дорого. Работы в городе нет, денег тоже нет", — рассказывает он. Люди тратят старые накопления. В ходу в Мосуле иракские динары и американские доллары — объявленный ИГ выпуск "золотых динаров" оказался всего лишь пиар-акцией.

Самому Аль-Абеду удается пересылать родственникам в Мосул деньги. Удивительно, но там до сих пор работают бизнесмены из разных суннитских стран Ближнего Востока. Например, у Аль-Абеда есть знакомый, который постоянно живет в Иордании, но имеет строительный бизнес в Мосуле. Через него мужчине удается поддерживать своих родственников в захваченном городе. "Как выживают другие, я ума не приложу. Знаю, что обычному человеку в Мосуле удается поесть только один раз в день", — рассказывает он.

Хорошо себя чувствуют только те, кто согласился работать на ИГ — боевики, чиновники, судьи ИГ и "шариатские" учителя. Им "халифат" платит зарплату и выдает продукты. Остальные выживают, кто как может.>

"Понятно, что из-за этой ситуации поддержка ИГ со стороны простых суннитов сильно упала. Боевики обещали построить справедливое общество, а построили ад", — рассказывает уроженец Мосула. Общую картину дополняют частые бомбардировки со стороны самолетов международной коалиции. "От них гибнет много мирных жителей. Почему-то американцы бомбят не автомобильные колонны, передвигающиеся под черными флагами, а здания, в которых якобы укрываются боевики ИГ", — рассказывает Аль-Абед.

Поэтому даже те, кто раньше поддерживал ИГ и радовался приходу боевиков, теперь хотели бы бежать оттуда. Но сделать это не так просто. "Боевики запрещают мирным жителям покидать Мосул под страхом смертной казни. Все выезды из города закрыты блокпостами, потом начинаются минные поля и укрепления боевиков. Все, кто пытается покинуть Мосул, рискуют или быть казненными "за предательство" или погибнуть при переходе линии фронта", — рассказывает Аль-Абед.

Впрочем, известно, что даже в этих условиях некоторые боевики наладили "бизнес" по оказанию услуг контрабандистов — имея такого знакомого, можно рискнуть и заплатить 300-500 долларов, чтобы тебя провели через линию фронта.

Такая "забота" о населении объясняется просто — боевики используют мирных жителей как "живой щит". "Очень опасно начинать штурм города, когда в нем находится два миллиона человек. Будут большие жертвы среди мирного населения, да и самим боевикам легко затеряться среди них", — объясняет политолог.

"Сейчас на юге Ирака армия ведет штурм Эль-Фаллуджи, но там находится около 50 тысяч человек. Как они будут штурмовать мегаполис Мосул, пока никто не знает", — рассказывает житель города.

До сих пор не ясно, будут ли штурмовать Мосул шиитские и курдские отряды, и что они получат взамен. Шиитов привлекать к штурму Мосула опасно, потому что суннитское население их боится, а сами шииты были замечены в жестокости по отношению к суннитам при штурме Тикрита и других суннитских городов. Курды, в свою очередь, хорошо воюют, но официальный Багдад не доверяет им из-за растущих территориальных амбиций курдов — они претендуют не только на признанную Ираком территорию своей автономии, но и на соседние районы, населенные курдами.>

Сил же самой иракской армии и суннитского ополчения для штурма Мосула явно недостаточно, признает Ганем Аль-Абед. Атиль аль-Нуджаифи (бывший губернатор Мосула, сбежавший от боевиков) сформировал суннитское ополчение, которое теперь базируется в Эрбиле. "Аль-Нуджаифи располагает примерно 4 тысячами бойцов-суннитов, но для штурма огромного города это мало", — говорит Аль-Абед. Сунниты рассчитывают также на поддержку американцев — по данным Аль-Абеда, на американской базе в местности Махмур (юг провинции Эрбиль) могут находиться до 5 тысяч спецназовцев.

Кроме того, неподалеку от Мосула находятся турецкие базы (хотя центральное иракское правительство возражало против вторжения турок на территорию Ирака). По данным Аль-Абеда, "турецкие базы небольшие, пока не похоже, что они собираются штурмовать Мосул". "Скорее, они нужны туркам, чтобы воевать против РПК (запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана — ред.)", — предполагает он.

Что касается самих боевиков ИГ, то в самом Мосуле их может находиться от 3 до 8 тысяч человек — в основном бывшие солдаты армии Саддама Хусейна, сотрудники его спецслужб и экс-чиновники, но есть и много иностранных джихадистов. В случае начала штурма Мосула боевики могут также перекинуть туда подкрепления. Например, к югу от Мосула находится еще один крупный город, Хавиджа, в котором ИГ, по разным оценкам, держит гарнизон в две тысячи человек.

"Думаю, настоящие действия по взятию Мосула начнутся после освобождения Эль-Фаллуджи (город на юге Ирака, — ред.)", — предполагает Аль-Абед. По его мнению, после этого курды будут брать под контроль местность Хоижа (между Махмуром и Киркуком), а иракская армия и американцы — города Байджи и Шергат к северу от Тикрита. В случае успеха Мосул окажется окружен с трех сторон, и вот тогда его штурм будет возможен.

Однако о сроках такой операции можно только гадать, говорит Ганем Аль-Абед.

Источник