Восемьсот беженцев два месяца ждут своей судьбы на границе Сербии

Восемьсот беженцев два месяца ждут своей судьбы на границе Сербии
  • 29.04.16
  • 0
  • 100
  • фон:

ТАБАНОВЦЕ (Македония), 29 апр — РИА Новости, Дмитрий Виноградов. Восемь сотен выходцев из Ближнего Востока "застряли" на границе Македонии и Сербии. В начале марта Сербия закрыла свою границу для прохода беженцев, и теперь они ждут своей судьбы, не желая возвращаться на родину, передает корреспондент РИА Новости с места событий.

Небольшая балканская страна Македония всю осень и зиму не сходила с первых полос мировых газет – именно через нее лежал путь сотен тысяч беженцев, следующих с Ближнего Востока в Европу. Городок Гевгелия (на границе с Грецией) и поселок Табановце (на границе с Сербией) из тихих провинциальных и мало кому известных населенных пунктов превратились в столицы новостных сюжетов и прославились на весь мир.>

В начале марта Сербия, наконец, закрыла свою границу – Европейский союз начал переговоры с Турцией о том, чтобы эта страна перестала пропускать через свою территорию беженцев и оставляла их у себя или в соседней Сирии, поэтому приток новых мигрантов в ЕС был ограничен.

Рискуя превратиться в огромный лагерь беженцев, не успевших попасть на территорию Сербии (чтобы проследовать через нее дальше в ЕС), свои границы закрыла и Македония.

Впрочем, какое-то количество мигрантов все-таки "застряло" на ее территории. Около восьмисот из них теперь размещены в официальном лагере "Табановце" в одноименном пограничном поселке.

Это небольшое село, примечательное только тем, что находится у самой македоно-сербской границы (со стороны Македонии). Здесь же – последняя на македонской территории железнодорожная станция. Всего 500 метров железнодорожных путей – и ты уже в Сербии, другой бывшей республике Югославии.

Летом прошлого года станция "Табановце" превратилась в стихийный лагерь беженцев. Отсюда по железной дороге они отправлялись в Сербию – без каких-либо виз и паспортного контроля.

Желая хоть как-то упорядочить этот стихийный процесс, македонские власти и организовали пункт временного размещения "Табановце" — поставили палатки, вагончики, туалеты, даже подвели электричество и wi-fi, чтобы беженцы могли общаться с родиной и с теми земляками, кто уже добрался до Германии или Голландии.

Однако после закрытия сербской границы, "временное" превратилось в "постоянное" — в "Табановце" остались 800 человек, которые не успели перейти на сербскую территорию.

"Я с семьей добрался сюда 8 марта – буквально на следующий день после того, как граница была закрыта", — рассказывает пожилой мужчина из печально знаменитого Алеппо, сирийского города, раздираемого войной. "Мои знакомые, тоже из Алеппо, успели попасть в Сербию, а потом дальше на север, а я остался здесь", — жалуется он.

"Этот лагерь переполнен. Он не был рассчитан на долгое проживание такого большого количества людей — его строили как транзитный, чтобы люди переночевали перед тем, как пересечь сербскую границу", — признает сотрудник "Красного Креста", работающий в лагере. И действительно, мигранты вынуждены тесниться по 8-12 человек в небольших вагончиках, рассчитанных максимум на четверых.

Впрочем, все равно эти условия, конечно, несравнимы и с жизнью в Алеппо, и в нелегальных палаточных лагерях, ныне разбросанных по всем Балканам. У жителей "Табановце" есть крыша над головой и обогреватели. Македонские власти обеспечивают столовую лагеря продуктами, а "Красный Крест" и другие некоммерческие организации следят за здоровьем мигрантов.>

"Нам абсолютно нечем тут заняться. Целыми днями ничего не делаем, сидим в интернете", — жалуется Джавад Наджафи, 25-летний беглец из Афганистана (город Герат). В своем городе ему удалось получить приличное образование, Наджафи, например, очень хорошо говорит по-английски. В Афганистане, правда, применения своим талантам он не нашел.

"Я потратил четыре тысячи долларов и два месяца, чтобы добраться до Европы. Из Афганистана в Иран, потом Турция, Греция. Но я ехал сюда не для того, чтобы сидеть в лагере – я хочу получить работу, потом жениться, стать нормальным гражданином", — объясняет он.

Пока что власти не могут дать никакого объяснения беженцам, какая судьба их ждет – пропустят ли их в Евросоюз, отправят домой в Азию, или даже оставят здесь. В МВД Македонии корреспонденту РИА Новости сообщили, что этот вопрос решается на самом высоком уровне и о судьбе беженцев позаботятся.

А пока Джавад Наджафи признается, что "сидеть тут нам смертельно надоело". "Кормят нас сухими пайками — какими-то печеньями и соком. Один душ на 800 человек – надо часами ждать своей очереди помыться. Мы даже думаем сейчас организовать голодовку, чтобы нас пропустили в Сербию и дальше в Германию. Сейчас договариваемся, кто в лагере будет в ней участвовать", — рассказывает он.

Иногда, по ночам, из лагеря исчезают группы беженцев, решивших попытать удачу, пройти в Сербию нелегально – благо, что граница всего в ста метрах от лагеря и она практически не охраняется – а там, если повезет, добраться до вожделенной Германии. Здесь каждый верит, что Ангела Меркель по-прежнему их ждет, что в Германии им дадут жилье, пособие или работу.

Изредка беглецов ловят в соседней Сербии и возвращают в "Табановце". Судьба остальных неизвестна – они растворяются где-то на просторах Европы, рискуя стать легкой добычей балканских грабителей или надолго застрять в еще каком-нибудь лагере нелегалов.

Источник