Опасная игра Путина

Опасная игра Путина
  • 25.04.16
  • 0
  • 822
  • фон:

Nasz Dziennik: Встреча Россия-НАТО не привела к согласованию позиций: как заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг, ни в отношении Минских соглашений, ни завершения конфликта на Украине. Зачем садиться с Россией за стол переговоров, если заранее ясно, что она не признает компромиссов?

Роман Полько (Roman Polko):
Вопросы международной безопасности очень важны, поэтому несмотря на принципиальные расхождения между НАТО и Россией переговоры прерывать нельзя. Наоборот, нужно и должно сохранять контакты, в особенности на таком высоком уровне, хотя бы для того, чтобы избежать роста напряженности и ее распространения. То, что встреча в Брюсселе не принесет особенных результатов, было, честно говоря, известно заранее. Чтобы появились эффекты в виде конкретных соглашений, нужны долгие переговоры, встречи, договоренности чиновников. Если это не выработано предварительно, сложно ожидать конкретики от одной встречи и, напомню, долго перерыва в переговорах между Москвой и НАТО. Что касается вопроса Украины и прекращения огня между сторонами конфликта, обратите внимание, что там нет буферной зоны, мы ничего не слышим на тему наблюдателей, например, от ОБСЕ, которые бы контролировали как действия донбасских «партизан», так и российскую границу, через которую по ночам идет транспорт. Раз ни «Минск-1», ни «Минск-2» не выполняются, сложно удивляться тому, что граница продолжает кровоточить.

— Как следует оценивать инциденты, произошедшие в Балтийском море, когда российские боевые самолеты приблизились на опасное расстояние к американскому эсминцу «Дональд Кук». Это только прощупывание НАТО, или возможна эскалация конфликта?

— Мы наблюдаем прощупывание НАТО, но следует добавить, что это очень опасное явление, которое сами американцы назвали непредсказуемыми и агрессивными маневрами. Произошедшая симуляция атаки (хотя эксперты в сфере авиации или флота не согласны с этой формулировкой), эти агрессивные действия, облеты или, как говорят литовские спецслужбы, пересечение российскими силами границы на Куршской косе — все это показывает, что Россия проверяет наши оборонительные системы, наш способ реагирования, действия НАТО и ищет «мягкое подбрюшье», слабые точки, элементы, которые в случае реальной атаки позволят им добиться эффекта неожиданности. С военной точки зрения на это следует смотреть так. Это не было случайностью: мы имеем дело с продуманными провокационными действиями, которые создают реальную опасность. Также это, конечно, разведка при помощи агрессивных акций будущего фронта военных действий, которые, хотелось бы надеяться, никогда не начнутся.

— Могут ли инциденты такого рода быть связаны с грядущим саммитом НАТО в Варшаве, вызывает ли он у Москвы раздражение?

— Я думаю, эти действия проистекают из общей геополитической обстановки, и, в том числе, они связаны с июльским саммитом. Путину прекрасно известен менталитет западных лидеров, и в этом он видит свои шансы. Напомню, что за всеми его прежними действиями не последовали достаточно жесткие и решительные дипломатические ноты. Возможно, при помощи таких агрессивных акций Путин хочет оказать непосредственное влияние, давление на отдельные страны Альянса, чтобы они не стали предпринимать реальных шагов по укреплению восточного фланга НАТО. Это такая игра, хотя, что скрывать, очень опасная.

— Значит ли это, что по мере приближения саммита в Варшаве такие инциденты с участием России, возможно, начнут происходить чаще?

— Любая активность Альянса сразу же встречается с агрессивной реакцией со стороны Москвы. Все предыдущие российские провокации заканчивались благополучно, но, может случиться, как в Турции, когда кто-то в конце концов не выдержит, и тогда случится трагедия. Я уверен, что Россия готова к такому развитию событий и может надеяться обернуть его в свою пользу. Удивительно, но многие не замечают, чем она занимается, хотя даже непосвященный может увидеть это невооруженным глазом.

— Тогда как НАТО отнеслось к инцидентам на Балтике спокойно, министр обороны Мачеревич (Antoni Macierewicz) однозначно назвал их демонстрацией силы со стороны России. Как следует реагировать Альянсу?

— Путин, как я уже сказал, давно проверяет НАТО. Примером может служить отсутствие решительной реакции Альянса на события в Донбассе, которые еще больше раззадорили российского президента и дали ему ощущение безнаказанности. Если бы реакция была жесткой, ему бы пришлось сбавить обороты. Сейчас реальным ответом на провокационные действия России могут быть совместные учения войск НАТО, а также реализация решений саммита в Ньюпорте, где Альянс признал, что угроза со стороны Москвы реальна, но силы быстрого реагирования на направлениях, которым угрожает опасность, не могут слаженно взаимодействовать. Необходимо создать конкретные бригады и другие подразделения, которые будут готовы к действиям в случае повышения уровня угрозы. Необходимы серьезные совместные военные маневры, так как только они станут ответом на реальную опасность, исходящую из-за нашей восточной границы.

— Пузырь надежд на усиление восточного фланга НАТО продолжает накачиваться, но не опасаетесь ли вы, что наши ожидания и решения саммита Альянса могут сильно разойтись, а мы останемся в сфере пустых слов?


— Следует, несомненно, стараться, чтобы соответствующие шаги были сделаны, а не только на все соглашаться. Наша соглашательская позиция перед саммитом в Ньюпорте и в целом — в последние восемь лет привела к тому, что ситуация стала сложной. Можно сказать, что Европа разоружилась сама, и мы тоже проспали свой шанс на укрепление оборонительного потенциала. Нельзя, чтобы для отдельных стран-членов НАТО собственные интересы были важнее обороны, и это следует демонстрировать, об этом стоит говорить вслух. Неважно, каким будет присутствие натовских сил: постоянным или ротационным, но оно необходимо. Мы должны обращать внимание на близорукость, политкорректность: мир должен понять, что за восточной границей Североатлантического альянса таится опасность, реальная угроза, а договоренности с Россией ведут в никуда, к эскалации действий Путина. Он непредсказуем и стремится любой ценой взять под свой контроль государства бывшего Восточного блока. Невооруженным глазом видно, что Путин, как деспотичный правитель, хочет возродить империю, а Польша должна оказаться в ее сфере влияния. Мы должны заявлять об этом во всеуслышание и добиваться повышения уровня нашей безопасности, потому что на самом деле мы боремся за сохранение нашей независимости.

— Реальным отражением этой борьбы за сохранение независимости и защиту наших границ должно стать увеличение численного состава нашей армии, о котором объявил вчера министр Мачеревич. Однако уже звучат мнения, что сила современной армии — не в ее размере. Так или иначе, это шаг в верном направлении?

— Безопасности можно добиться как благодаря качеству вооруженных сил, так и их численному составу. Одно сопутствует другому. Нужно еще начать иначе, чем это делалось в последние восемь лет, тратить деньги на оборону в широком смысле слова. Я имею в виду модернизацию армии, поскольку при правительстве «Гражданской платформы» и Польской крестьянской партии это делалось хаотично, без стратегической концепции. Покойный президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński) говорил, что безопасность может гарантировать нам 150-тысячная армия. Ту же цифру называет министр Мачеревич. Это цель и задача, к которым шаг за шагом нужно постепенно стремиться. Действия по модернизации вооруженных сил и увеличению их численности должны быть согласованными. Здесь нужна эволюция, а не революция, шаги, которые совершаются не под политическим давлением, а мудро и рационально.

— Благодарю за беседу.

Источник