Дизайнер Артемий Лебедев: «У Путина нет вкуса к новому»

Дизайнер Артемий Лебедев: «У Путина нет вкуса к новому»
  • 21.04.16
  • 0
  • 827
  • фон:

SPIEGEL ONLINE: Артемий Андреевич, как бы Вы описали немцу Москву?

Артемий Лебедев: Лучший город на земле. Эту фразу можно счесть смешной, ибо есть и более старые, симпатичные и разносторонние города. Но Москва — это город таких возможностей, каких нет больше нигде. Можно приехать сюда в 25, или в 50, и благодаря своей работе добиться безумного успеха. Попробуйте-ка в Нью-Йорке. В Москве Вы можете, ну, например, стать богачом, делая интимную стрижку собакам.

— Но Вы известны как раз не интимной стрижкой собак. Как Вам удалось стать самым известным в мире российским дизайнером?

— Может, потому что у меня какой-то ген предпринимателя. Большинство русских лишено деловой хватки. При этом у некоего Артемия из Москвы в начале 90-х были те же шансы, что и у Ганса из Мюнхена или Джона из Балтимора; интернет везде был внове. Кстати, в Балтиморе я год ходил в школу.

— Как Вы ребенком попали в Америку?

— Незадолго до распада Советского Союза мои родители как преподаватели славистики получили в Балтиморе контракт на год. Тогда все хотели в Америку. Но я нашел тамошнюю жизнь невозможной. Америка менее свободна, чем Россия — и сейчас, и в годы моего детства.


— Вы всерьез полагаете, что жизнь при советском коммунизме была свободней, чем в Америке?

— Конечно, никто не мог покинуть Союз без особого разрешения, но в американской школе мне без разрешения и пропуска нельзя было и в туалет сходить. А если тебя поймают без этой бумажки в коридоре, накажут по-настоящему. Каждое утро было поднятие флага и пение национального гимна, такого у нас не было даже при Сталине!


— Я не тусуюсь на приемах, я социофоб. Лучше я встречусь с парой старых друзей. А мэр Собянин, кстати, хороший человек, в моей работе в моем родном городе стоит где-то на 5025-м месте. Я просто постоянно размышляю о том, как сделать Москву лучше.

—  А как изменилась столица за последние годы?

— К сожалению, мы все еще далеки от хорошей архитектуры, от основательного жилищного планирования. Люди здесь всего пару лет назад научились тому, что общественное помещение можно обставить толково. Зона комфорта русских — все еще пока своя квартира и свое авто. Им все равно, что происходит снаружи. Они выбрасывают мусор на улицу, как в Индии.

— Почему это так?

— В нулевые годы страна все еще была в пубертатной фазе, сейчас она понемногу взрослеет. Но не все еще понимают, что значит быть взрослым и брать на себя ответственность. Но люди делают это все чаще. Я уверен, через десять лет Москва, Санкт-Петербург и европейская часть России будут очень взрослыми.

— Вы — большой оптимист.


— Это самое классное в России: так много изменений в жизни всего одного лишь поколения. Когда я был ребенком, у нас дома не было телефона. Нужно было стоять в очереди у телефонной будки. Люди нетерпеливо стучали монетками по двери кабины. Если кто-то говорил по телефону дольше двух минут, разгорался скандал. Сегодня в России на душу населения больше контрактов с операторами мобильной связи, чем в Германии, мобильный интернет — дешевый, везде можно платить кредиткой. Есть масса стран, где ничего не происходит. Мне есть с чем сравнивать: я объездил свыше 200 стран.


— Что бы Вы сказали российским оппозиционерам, протестующим против Путина?

— У меня есть любимый советский плакат времен Второй мировой войны, там изображена рабочая на фабрике. Лозунг на плакате гласит: «Отомсти им за станком». Необязательно сразу на фронт, чтобы стать полезным. Если тебе в России что-то мешает, борись с этим своими силами.

Источник