Несмотря на франко-российские встречи прогресса не видно

Несмотря на франко-российские встречи прогресса не видно
  • 21.04.16
  • 0
  • 291

Обе стороны стремятся продемонстрировать вновь обретенное взаимопонимание. «Франция для нас — один из ключевых партнеров в Европе и в мире», — заявил Владимир Путин на встрече с министром иностранных дел Франции Жаном-Марком Эро в Кремле 19 апреля. За беседой наблюдали статуи четырех символических для российского самосознания монархов: Петра Великого, Екатерины Великой, Николая II-реформатора и Александра II-освободителя рабов. Французский министр подчеркнул «активизацию франко-российских отношений» и пригласил российского лидера посетить Париж в октябре от имени Франсуа Олланда.

Французские политики в последнее время активно ездят в Москву. Сам президент побывал там трижды за два года. Кроме того, с сентября в российской столице приняли полдюжины министров, в том числе Жана-Ива Ле Дриана (Jean-Yves Le Drian), Эмманюэля Макрона (Emmanuel Macron), Сеголен Руаяль (Ségolène Royal)… Однако реалии отношений двух стран не стали от этого менее контрастными. Упор в большей степени делается на двустороннем сотрудничестве в экономике и культуре, потому что в главных международных вопросах вроде Украины и Сирии процесс застопорился. «Не стоит бояться вопросов, по которым у нас есть разногласия», — признал Жан-Марк Эро.

Вернув себе роль ключевого игрока на международной арене, и в частности на Ближнем Востоке, Россия остается непростым собеседником, хотя ее ВВП не сильно больше итальянского. «Это партнер не расположенный к сотрудничеству, то есть партнер, с которым нужно вести диалог для смягчения разногласий, но невозможно совместно решать проблемы», — отмечает директор Фонда стратегических исследований Камий Гран (Camille Grand).

Борьба с «Исламским государством»

Отправившись в Москву 26 ноября, спустя почти две недели после терактов в Париже, Франсуа Олланд надеялся на более активную «координацию» в борьбе против «Исламского государства» в Сирии. Россия и сама оказалась под ударом этой организации, которая взяла на себя ответственность за взрыв в полете российского лайнера над Синаем 31 октября.

Эта попытка сближения с Москвой, главным сторонником Башара Асада, стала поворотом в позиции Франции, которая до того момента была категорически против режима, утверждая, что устроенные им зверства создали плодородную почву для ИГ. Несмотря на взятые на себя обязательства, массированные удары России в Сирии были нацелены в первую очередь на демократические повстанческие силы, чтобы позволить режиму вернуть потерянную территорию. И сколь символичным ни было бы освобождение Пальмиры от ИГ сирийскими силами при поддержке России (в том числе на земле), оно все равно является лишь исключением из правила.

Как бы то ни было, Москва и Вашингтон сыграли ключевую роль в возобновлении переговоров в Женеве. «Их провал стал бы провалом России», — подчеркивают в Париже, надеясь, что Кремль окажет давление на Дамаск, в частности в том, что касается прекращения огня. «Нам нужно сделать все для его сохранения, чтобы переговоры могли продолжиться с участием всех сторон, потому что у этого конфликта нет военного решения», — заявил Жан-Марк Эро на итоговой пресс-конференции с российским коллегой Сергеем Лавровым.

В то же время Париж и Москва придерживаются совершенно разных позиций, в частности по будущему Башара Асада, который, как считают в Париже и большинстве западных столиц, должен будет оставить власть. Сергей Лавров в свою очередь возразил, что решать свое будущее должны сами сирийцы, и что оппозиция ведет себя, как «капризный ребенок, который избалован своими внешними покровителями».

Мир на Украине

Второй в списке чувствительных вопросов — Украина. Принятые в феврале 2015 года под эгидой Парижа и Берлина Минские соглашения в целом остановили бои с донбасскими сепаратистами, но по большей части все еще остаются на бумаге.

Аннексия Крыма Россией в ответ на появление в Киеве проевропейского реформистского правительства и ее поддержка мятежников породили весной 2014 года серьезнейший кризис в отношениях России и Запада с окончания холодной войны и привели к введению санкций. «Все заинтересованы в том, чтобы на Украину вернулся мир, а санкции были сняты», — отмечает Жан-Марк Эро.

Возобновление процесса зависит от Киева, который до сих пор не принял закон о децентрализации страны и не предоставил особый статус сепаратистским регионам. Не меньшая ответственность лежит и на Москве, которая де факто является главным источником поддержки мятежников. По словам французского министра, «решение на Украине стало бы позитивным сигналом для всех остальных кризисов, в том числе сирийского».

Источник