ЮКОС — бесконечная история

ЮКОС — бесконечная история
  • 21.04.16
  • 0
  • 265

Михаил Ходорковский терпеливо ждет в своем швейцарском шале. Он невозмутим. На его лице почти не бывает улыбки, но российскому олигарху известно, что он победил в сражении — сражении за международное общественное мнение. Подозрения в уклонении от уплаты налогов больше ничего не значат: в глазах всех он — тот, кого Владимир Путин лишил всего и бросил за решетку. Он — человек, который стоит за крупнейшим в истории арбитражного суда приговором: в июле 2014 года Российскую Федерацию обязали выплатить бывшим партнерам нефтяной компании ЮКОС 50 миллиардов долларов, что равняется 2,5% ВВП или 90% внешнего долга страны. В занявшем 615 страниц решении судьи единогласно постановили, что «главной целью Российской Федерации было не вернуть налоги, а ликвидировать ЮКОС и заполучить его активы». 


Официально Ходорковский не получит ни цента. Еще до задержания он уступил свою долю в банке «Менатеп» (владелец ЮКОСа) верному соратнику Леониду Невзлину. Так он убрал красную тряпку из-под носа у Путина и сохранил образ оппозиционера. Как бы то ни было, сдаваться российское государство не собиралось. После оглашения решения оно подало ходатайство о его отмене… В среду Гаагский суд должен будет принять или отклонить его. Но истории все равно далеко до завершения, каким бы ни было окончательное решение. Дело в том, что с учетом задействованных аргументов, а также информационных и юридических ресурсов, проигравшая сторона все равно подаст апелляцию… И так далее, апелляция за апелляцией на протяжение десятилетий. Непримиримая борьба за 50 миллиардов долларов, а также важнейший дипломатический и политический вопрос.

Российский лагерь на всех фронтах

На этот раз Российская Федерация не стала скупиться, чтобы донести до всех свои аргументы. «Она слишком долго избегала комментариев по этому приговору в СМИ, но сегодня согласилась объяснить свою точку зрения», — отмечает один из ее французских адвокатов. Настоящая смена стратегии. Год назад в России был сформирован Международный центр правовой защиты для руководства противодействием приговору. Там денно и нощно трудятся сотни специалистов, чтобы найти ответ на аргументы бывших акционеров ЮКОСа. Был даже нанят эксперт по письму, чтобы сравнить различные стили авторов решения. Его цель: доказать, что решающую роль в его подготовку сыграл секретарь арбитражного суда, который не входит в судейскую коллегию. «С учетом проделанной экспертами работы, не остается сомнений, что нанятый председателем суда секретарь составил по меньшей мере три части», — говорит Андреа Пина (Andrea Pina), один из парижских адвокатов Российской Федерации. Но что тут такого? «Это не соответствует правилам арбитражного суда», по которым каждая сторона выбирает судью, а затем ими уже совместно назначается его председатель. Аргумент может показаться поверхностным, но он демонстрирует, что российский лагерь не собирается ничего оставлять на волю случая и готов бороться до конца.

Око за око, зуб за зуб

Россия не отступает: у арбитражного суда не было полномочий для принятия решения. Сначала Россия играла в предложенную ей игру и выбрала членом коллегии бывшего председателя Международного суда ООН, но теперь не признает его правомочности. Все судьи единогласно приняли решение против нее… что вполне может показаться проявлением неблагодарности. «Арбитражный суд неверно истолковал энергетический договор», — уверяет один из адвокатов РФ. В подтверждение своих полномочий суд опирался на договор по энергетической хартии, который устанавливает правила международного энергетического сотрудничества и был подписан, но не ратифицирован Россией. «Кроме того, договор призван защитить инвестиции, а у истцов не было никаких капиталовложений в ЮКОС», — негодует адвокат, потрясая схемой владельцев нефтекомпании, на которой виднеется мириад офшорных компаний «Менатепа».

Для достижения поставленных целей российское правительство предпринимает активные шаги и в законодательной сфере, причем при необходимости даже переступая через нормы международного права. Так, 23 октября российский парламент принял закон, который допускает арест активов иностранных государств на территории страны. Как сообщила Дума американскому Госдепу, любая опись российского имущества повлечет за собой ответные меры в отношении США, их граждан и юридических лиц в России. Око за око, зуб за зуб. Потому что у Российской Федерации нет ни малейшего желания выплатить хоть цент из этих 50 миллиардов (арбитражное решение незамедлительно подлежит исполнению даже в случае ходатайства об отмене). С июня под арестом оказалась часть российских активов, в том числе несколько зданий в Париже, банковские счета и российская доля телеканала Euronews. Но затем Москва пошла в контратаку. В середине декабря апелляционный суд Парижа отказался остановить арест российского имущества во Франции в рамках этого дела, посчитав, что тот проводится «в полном соответствии с нормами международного права». Тем не менее 12 апреля французский суд постановил отменить заморозку 300 миллионов евро, которые причитаются Роскосмосу от Arianespace в рамках программы запусков спутников на носителях «Союз» с космодрома в Гвиане. Судьи посчитали, что эти средства принадлежат не России, а Роскосмосу, «который не может нести ответственность за долги Российской Федерации». В лагере ЮКОСа заявили, что подадут апелляцию по этому решению.

В любом случае, даже если Россия в конечном итоге одержит победу на юридическом поле, она все равно будет пирровой. Ее репутация как правового государства надолго и серьезно пострадала из-за дела ЮКОСа, а также прочих лихих экспроприаций, как было с фондом Hermitage Capital и менее крупными и известными делами в отдаленных уголках страны. Постоянные посягательства на право собственности влекут за собой отток капиталов и объясняют устойчивую слабость иностранных инвестиций для такой большой и богатой ресурсами страны.

Искусственные аргументы

«Аргументы Российской Федерации — искусственные», — утверждает адвокат акционеров ЮКОСа Эмманюэль Гайяр (Emmanuel Gaillard). Новая стратегия Москвы, по всей видимости, заключается в том, чтобы переписать события. Однако сложно стереть из памяти карикатурные обстоятельства экспроприации крупнейшей компании страны в 2004 году. Налоговики осаждали ЮКОС все новыми заявлениями с требованием выплатить штраф, не желая слушать предложения акционеров о погашении. Изначальная сумма в миллиард долларов в итоге выросла до 23 миллиардов, что привело ЮКОС к банкротству. Михаил Ходорковский попал за решетку, потому что обвинил Путина в коррупции при свидетелях (некоторые утверждают, что причиной тому послужило финансирование оппозиционных партий, только этим занимались и другие олигархи, и их никто не трогал). Пользовавшийся уважением инвесторов бывший министр экономики Евгений Ясин заявил тогда, что стремление власти воспользоваться законом и угрозы для права собственности могут серьезно повредить благополучию страны. Но даже он не предвидел того, что было дальше: российский суд быстро устроил аукцион по продаже активов ЮКОСа в пользу конкурирующей с ним Роснефти Игоря Сечина (друг Путина и, как и он, бывший сотрудник КГБ/ФСБ). Условия продажи стали шедевром черного юмора. Всего за несколько минут все активы ушли одному участнику, подставной компании, которая была несколькими днями ранее зарегистрирована в магазине (там не было даже телефона) в отдаленном уральском городке. Компания (в Кремле утверждали, что ничего не знают) приобрела активы за 9,5 миллиардов долларов (вдвое меньше озвученной экспертами суммы), а четыре дня спустя уступила их Роснефти. Как отмечают следившие за событиями в те времена наблюдатели, такие маневры должны были защитить Роснефть от возможных судебных преследований за экспроприацию ЮКОСа. 


Далее российское правосудие посчитало нужным продлить тюремный срок Михаила Ходорковского, осудив его за хищение 218 миллионов тонн нефти ЮКОСа в тот момент, когда он еще был владельцем компании. Адвокаты тогда обратились к судьям с вопросом, зачем их клиенту нужно было воровать у самого себя, и как он мог физически вывезти такой объем нефти, равный полугодовой добыче Саудовской Аравии.

Как бы то ни было, не стоит считать Ходорковского невинной жертвой. В этой саге вообще нет никого «в белом». Он неоднократно менял в самый последний момент места проведения собраний акционеров (чтобы на них не попали несогласные), а на его пути было несколько подозрительных смертей и явно мошенническое банкротство банка в 1998 году. Его холдинг «Менатеп» приобрел ЮКОС в 1995 году за 350 миллионов долларов, будучи единственным участником торгов. То была одна из скандальных приватизаций ельцинских лет. Прочие же сыграли на руку нынешнему руководству Лукойла, Роснефти и Сургутнефтегаза, которое сейчас в фаворе у Кремля…

В конечном итоге дело ЮКОСа демонстрирует то, как треть века спустя после распада СССР россияне по-прежнему с подозрением относятся к праву собственности. И что политические вмешательства в стране — обычное дело. Как писал Пушкин,

«Все мое», — сказало злато;
«Все мое», — сказал булат.
«Все куплю», — сказало злато;
«Все возьму», — сказал булат.

Источник