Предостережение: «Шпионы Путина активизировались»

Предостережение: «Шпионы Путина активизировались»
  • 14.05.16
  • 0
  • 785
  • фон:

Путину нашептывают и в правое, и в левое ухо. Российская внешняя разведка получает хорошее финансирование и усилила свою деятельность, чтобы дестабилизировать европейские правительства. Так утверждает Марк Галеотти (Mark Galeotti), один из ведущих мировых экспертов в области организованной преступности и российской военной разведки, в своем последнем докладе.

Российские спецслужбы активизировали свою кампанию в поддержку геополитических планов Кремля. Цель — пошатнуть европейские правительства, а также послужить экономическим интересам России. Спецслужбы собирают информацию, которая может для этого пригодиться, но их возможности оценивать и обрабатывать данные ограничены.

Поэтому способность этих служб влиять на политику правительств — под вопросом, утверждает один из ведущих мировых экспертов в области организованной преступности и российской военной разведки Марк Галеотти. При создании своего последнего доклада он сотрудничал с аналитическим Европейским советом по международным отношениям (European Council on Foreign Relations).

Но спецслужбы могут влиять на процесс принятия решений на высшем уровне, когда это нужно Кремлю. Путин сам решает, когда они бывают полезны в качестве инструмента политического контроля. Они — постовые президента, говорит Марк Галеотти.

Существуют четыре органа, которые занимаются разведывательной деятельностью. Самый влиятельный из них по-прежнему ФСБ, чьи внутренние задачи в области безопасности преобразовались в работу за пределами территории страны. Сегодня ФСБ вовлечена и в проблемы кибербезопасности.

Второе место делят Служба внешней разведки и ГРУ — управление военной разведкой России. Четвертый орган — Федеральная служба охраны, чья официальная задача — охранять лично президента Путина и стратегически важные места.

Мало кто отваживается открыто рассуждать о влиянии спецслужб на политику. Это трудный вопрос. Представитель прокремлевского аналитического центра Институт российских стратегических исследований утверждает, что этот вопрос изучается отдельно. Например, организационная структура дает ФСБ возможность воздействовать на политику безопасности.

Общее влияние спецслужб на политический процесс ограничено, как и в других европейских странах или США, говорит собеседник, не желающий называть свое имя.

«Нынешний президент чаще прислушивается к разведданным, чем Борис Ельцин. Мы не можем рассказывать больше, чем написано в Википедии. Но ситуация в России — нормальная. Ничто не делается на эмоциях, а только исходя из аналитических данных».

Эксперт Марк Галеотти призывает европейские правительства вкладывать больше ресурсов в борьбу с теми недостатками, которые облегчают подрывную работу Кремля. Помимо прочего, требуется более жесткий контроль финансирования спецслужб, а не только меры в области контрразведки.

«Меры Европы должны основываться на том, что представляют собой спецслужбы в реальности, а не на том, чего Европа боится. Правительствам следует сосредоточить свои аналитические усилия на политической обстановке, в которой действуют эти спецслужбы», — пишет Галеотти.

Галеотти напоминает, что мир все же не находится в состоянии новой холодной войны. В долгосрочной перспективе Россия не угрожает мировому сообществу, так что европейским правительствам надо думать о том, как возобновить отношения.

С другой стороны, маловероятно, что сейчас России удастся расколоть Европу своими не слишком мощными информационными атаками. В действительности, страна скорее сама будет дестабилизирована, считает Галеотти.

В среде спецслужб царит атмосфера соперничества.

«Кремль — рациональная сила, и чем лучше европейские власти будут понимать это, тем лучше будет их способность предсказывать российские действия», — пишет эксперт.

Один из выводов доклада гласит, что Европе следует попытаться найти баланс между защитой от шпионов и изоляцией российского народа, которая недопустима.

Источник