Почему мы собираем подписи за права неграждан

Почему мы собираем подписи за права неграждан
  • 12.05.16
  • 0
  • 715
  • фон:

Депутаты Европарламента от Латвии и Эстонии Яна Тоом, Татьяна Жданок и Андрей Мамыкин и подготовили заявление для подачи в комитет по петициям Европейского парламента. В ней мы указываем на нарушение принципов справедливости и демократии, касающихся избирательных прав неграждан в этих двух государствах Европейского Союза.

Мы хотим, чтобы это заявление было массовым для того, чтобы не было спекуляции по поводу того, что проблема, дескать, потеряла актуальность. В Латвии живут четверть миллиона, а в Эстонии почти сто тысяч жителей со статусом негражданина. Это люди, которые всю жизнь работали, платили налоги, растили детей. Так случилось, что политическая среда вокруг этой мирной человеческой жизни изменилась. Кому-то стало выгодно, чтобы часть этих людей была объявлена негражданами своего же государства и была лишена права решать, как будут распределяться их налоги. Лишить права голоса на тот момент треть населения страны почему-то считалось очень правильным, справедливым и демократичным действием.

Неграждане — это не цифры и буквы и не статистика, это наши родные, наши друзья и соседи, они живые люди, которые имеют чувства. Что значит быть признанным чужим в своей собственной стране? Это примерно то же самое, что заботливой матери сказать, что она плохо воспитывает своих детей и грозить их отобрать, усердному работнику заявить, что он — лодырь, насмехаться над прожившем тяжелую трудовую жизнь пожилым человеком, говоря, что тот прожил жизнь зря. Такое не забывается.

Я в свое время прошел ритуал натурализации, но ничего кроме недоумения не почувствовал. Мир вокруг меня не перевернулся, мне не стало казаться, что происходящее наполнено величайшим сакральным смыслом. Остался только вопрос, а зачем все это было нужно?

Впрочем, действия по расколу общества не были бессмысленными. Устранение большей части избирателей в 90-е годы в итоге дали Латвии ряд миллионеров от политики. Для них, чем меньше людей участвовало в демократическом контроле над властью, тем лучше. Сейчас проблема заметена под ковер, и так называемая политическая элита, криво улыбаясь, делает вид, что все в порядке.

Кто-то может сказать, хватит, надо жить дальше, нечего культивировать обиды. Согласен. У кого есть возможность надо натурализоваться должен это сделать и активно участвовать в политической жизни. Но будем реалистами. Темпы натурализации близятся к нулю. В прошлом году натурализовались всего 971 человек. Для сравнения: общее число неграждан на начало 2016 года составляло 252 017. Это означает, что проблема будет решена только демографическим путем.

Почти половина неграждан — это люди в возрасте за 60 лет. Это наши мамы и папы, бабушки и дедушки. Они уже никогда не пройдут божественно-очистительную натурализацию. У кого-то проблемы с языком, кто-то не сделает этого по принципиальным соображениям, на кого-то законом наложено ограничение. Получается, что по отношению к ним справедливость не будет восстановлена никогда.

В нашей петиции отмечено, что отсутствие права голоса на любом уровне несправедливо и недемократично. Каждый подписавший петицию требует положить конец неравному обращению с негражданами. Предоставить негражданам Эстонии и Латвии право голоса на муниципальных выборах и на выборах в Европарламент.

Ни одно общество не может существовать без справедливости. Несправедливость, как ржа, разъедает его основу, и общество не может быть эффективным. Поэтому не надо далеко ходить за ответом на вопрос, почему так много людей чувствует себя отчужденным от латвийского государства, почему так много людей не доверяет политикам, почему так много людей не верит в демократичное устройство Европейского союза, почему значительная часть людей, живя в Латвии, предпочитает жить в российском информационном пространстве. Ответ прост. Если людям все время говорить, что они чужие, то они рано или поздно этому поверят.

Если мы продолжим игнорировать несправедливость в нашем обществе, то возникает вопрос, а где пределы нашего терпения, где проходит граница того, что с нами можно делать и с чем мы согласны мириться? Если члены общества не реагируют на несправедливость, а терпят ее, приспосабливаются, то это верный признак того, что им придется готовиться к новым экспериментам над собой. А если мы не заступимся за свое старшее поколение, то, скорее всего, с нами также поступят и наши дети.

Источник