В Грузии растут сомнения относительно Европы

В Грузии растут сомнения относительно Европы
  • 11.05.16
  • 0
  • 548
  • фон:

Граница Грузии с Южной Осетией не везде четко определена. В некоторых местах нет ни заграждений, ни указателей, которые бы уведомляли, где именно осуществляется вход на территорию республики, которая отделилась от Грузии в девяностых годах, после распада СССР, провозгласив свою независимость, а в прошлом году подписала договор о союзничестве и интеграции с Российской Федерацией.

В селе Джариашени так называемая «административная разделительная линия» между Грузией и Южной Осетией, согласно определению грузинских властей, проходит по шоссе. В 100 метрах от этой границы, на территории Грузии, два человека, считающие себя грузинами, демонстрируют основное противоречие между гражданами бывшей советской республики. Один настаивает на том, что надо ориентироваться на Москву, второй делает ставку на Европу. Сейчас Грузии приходится поддерживать хорошие отношения со своим ближайшим соседом — Россией и в то же время проводить реформы, которые позволят ей интегрироваться в Европейский Союз (ЕС) и НАТО. Также страна должна бороться с ростом недовольства населения в связи с тем, что процесс интеграции идет медленно, и с одновременным усилением антиевропейской пропаганды.

«Я не имею права общаться с жителями Южной Осетии, но здесь я чувствую себя в безопасности», — говорит 75-летний Элизбар Местумришвили. Менее чем в километре от его дома, возвышается российская военная база. Он рассказывает, как несколько лет назад его задержали при переходе границы. «Со мной хорошо обращались, — говорит он. — Для меня Европа слишком большая, а Россия — мой второй дом». Его прерывает 43-летний Давит Гокиашвили, указывая в сторону границы: «Он так часто видит русских, что стал бояться». Три солдата наблюдают за нами из-за куста. «До 2008 года у нас были большие связи с осетинами, мы жили сообща. Москва оборвала наши связи. Они должны уйти», — продолжает он.
 
Защищая свою территориальную целостность, Грузия с населением более четырех миллионов человек в последние годы пыталась выстроить прагматичные отношения с Россией. В то же время она пытается интегрироваться в ЕС и НАТО. Но терпение населения подходит к концу. Курс на объединение с ЕС пока поддерживают многие, но их процент сократился в стране, которая в этом году отмечает 25-летие обретения независимости. По данным Ресурсных центров кавказских исследований, в 2008 году 54% грузин полностью доверяли Брюсселю, а в 2013 — только 33%.

«В Грузии активная пророссийская позиция крайне непопулярна», — заявила министр обороны Грузии Тинатин Хидашели группе журналистов, приехавших по приглашению Европейского центра журналистики. И все же, по ее словам, растет количество НКО и СМИ, которые ратуют за сближение Грузии с Москвой. По данным министра европейской и евроатлантической интеграции Давида Бакрадзе, в стране около 40 некоммерческих организаций, финансируемых Россией и занимающихся антиевропейской пропагандой.

В этом министерстве был создан специальный отдел по работе с населением. В стране, экономика которой всегда находилась в большой зависимости от сельского хозяйства — сектора, где, по данным Всемирного Банка за 2014 год, занято около половины населения и на долю которого приходится 90% ВВП (около 14,5 миллиардов евро), власти проводят экономические реформы, чтобы приблизиться к европейским стандартам. Этот отдел пытается разъяснить гражданам Грузии, каковы будут выгоды от этих реформ.


Он также борется с двумя видами антиевропейской пропаганды. Во-первых, с попытками убедить грузин, что им никогда не удастся вступить в ЕС и НАТО, как бы они этого ни хотели. Во-вторых, с призывами сблизиться с Москвой путем запугивания населения гипотетической утратой традиционных ценностей в стремлении запрыгнуть в европейский поезд (отход от догм православия, легализация однополых браков и т.д). А Грузия — очень консервативная страна. «По результатам одного из наших последних опросов, 60% населения боится утраты традиций», — указывает Кетеван Эмухвари из Грузинского фонда стратегических и международных исследований.

Несмотря на то, что такая пропаганда усилилась в последние годы, Давид Бакрадзе считает, что процент населения, поддерживающего политику интеграции с ЕС, остается достаточно высоким. «В девяностые годы почти 99% населения хотели присоединиться к ЕС, но тогда люди не знали, что это такое, это был просто эмоциональная реакция», — говорит министр. Он признает, что этот процент сократился к настоящему времени, но, тем не менее, курс на европейскую интеграцию имеет значительную поддержку, которая теперь стала «более осознанной, благодаря имеющейся информации». Бакрадзе уточняет, что уровень поддержки интеграции в Евразийский союз, продвигаемой Кремлем для изменения конъюнктуры на постсоветском пространстве, снизился в Грузии с 31% до 24% (на декабрь 2015 года).

В Грузии продолжается конфликт с двумя территориями, провозгласившими свою независимость: Южной Осетией и Абхазией. В девяностых годах жители Южной Осетии боролись с помощью России против притязаний Грузии. В 2008 году Тбилиси и Москва вновь вступили в противостояние, когда грузинские войска пытались взять Цхинвали. Россия выступила в защиту Южной Осетии, и грузинские войска были вынуждены отступить. С тех пор обе самопровозглашенные республики сблизились с Кремлем и подписали с Москвой договоры, которые власти Грузии считают шагами в направлении аннексии.
В преддверии парламентских выборов, намеченных на октябрь этого года, правительство Грузии, в состав которого входят члены коалиции Грузинская мечта, являющейся проевропейской, хотя и призывающей к практическому сотрудничеству с Москвой, просит ЕС или НАТО сделать хоть какой-то жест. Оно уверяет, что выполнило свои обязательства и провело «важные» демократические реформы, в частности, в сфере образования, обороны, и обещает продолжить этот курс. «Мы ждем, что на саммите НАТО в Варшаве в июле прозвучит однозначный сигнал. Нам нужно вступить в альянс. Я уверена, что эта встреча даст нам больше инструментов, чем сейчас», — заявляет министр обороны.

«Наша первостепенная задача, которую мы должны реализовать в ближайшем будущем, — упрощение визового режима с ЕС, — указывает премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили. — Надеюсь, что до октября это осуществится. Я руководствуюсь не узко партийными интересами: просто это нечто осязаемое, что укрепит проевропейские настроения». Возможно, что в результате будущих выборов в парламент войдут две политических партии с программами, ориентированными на сближение с Россией. Но это не беспокоит президента Грузии Георгия Маргвелашвили. По его словам, люди голосуют, думая не только о внешней политике. «И если эти партии войдут в парламент, это станет доказательством того, что у нас есть демократия», — считает он.

Источник