Обновленная Европа

Обновленная Европа
  • 06.05.16
  • 0
  • 838
  • фон:

Начиная с 2009 года, когда финансовый кризис, начавшийся в Америке в 2008 году, сотряс до основания всю еврозону, антикризисное управление стало новой повседневной реальностью Европы. Кризисы один за другим возникают в Европе, и похоже, что это не скоро закончится.

Европа пережила финансовый кризис, греческий кризис, украинский кризис, а начиная с лета 2015 года она переживает кризис беженцев. И теперь, с приближением 23 июня и референдума в Великобритании, одном из сильнейших государств-членов Европейского Союза в экономическим и военном плане, на котором будет вынесен вопрос о выходе из ЕС (который окрестили «Брексит»), Европа вскоре может оказаться перед лицом кризиса раскола.

Действительно, во многих государствах-членах развился кризис недоверия к своим соседям по ЕС и его учреждениям, который подпитывает возрождение националистических политических партий и идей, а также ослабляет европейскую солидарность. Ренационализация Европы набирает обороты, что делает этот кризис самым опасным, поскольку он грозит распадом изнутри.

Политические лидеры ЕС — главы государств и правительства стран-членов, а также лидеры Европейского совета и Европейской комиссии — все они приняли судьбоносное решение на волне финансового кризиса. Они доверились антикризисному управлению, а не разработке концепции устройства Европы и стратегии по его воплощению.

Стратегическое управление Европой потребовало бы принятия необходимых компромиссов, которые, несомненно, повлекли бы за собой политические риски во всех государствах-членах. Вместо этого, лидеры ЕС решили позволить реальности различных кризисов выполнить за них всю работу, возложив свои надежды на силу обстоятельств. Но такой подход, порожденный трусостью и неуместной хитростью, тоже имел свою цену: ЕС, который действует только в антикризисном режиме, является для своих граждан прообразом некомпетентности, который недостоин их доверия и больше не является решением проблем старого континента, но является еще одной его проблемой.

После почти шести десятилетий успешной интеграции Европа стала существенным элементом повседневной жизни — политической, экономической, институциональной и правовой реальности. Но все проявления Европы зависят от жизнеспособности ее основной идеи, ее души. Если эта идея умрет в гражданах и народах Европы, наступит конец для ЕС, и это будет не взрыв, но долгий, мучительный всхлип.

Дальше так продолжаться не может, на кону слишком многое: будущее нашего континента в мире быстрых перемен. Политики маленьких шажков больше не достаточно. Без обновленной концепции устройства Европы и эффективного подхода к решению кризисных ситуаций новые (и старые) националисты континента будут продолжать набирать силу и ставить под угрозу весь проект мирной интеграции на основе верховенства права.

Референдум по «Брексит» укажет путь, как для Великобритании, так и для ЕС в целом. За ним последуют либо вздохи облегчения (на что я надеюсь), либо катаклизм, который сотрясет ЕС до основания и принесет катастрофу в Великобританию. Однако, независимо от решения англичан, многочисленные кризисы Европы нуждаются в разрешении.

Финансовый кризис совершенно точно не закончился; он просто принял новое политическое обличье. Португалия, Испания и Ирландия показали, что демократическое большинство больше не желает терпеть политику жесткой экономии с ее подходом «пан или пропал». И кризис в Греции снова подходит к точке кипения.

Евро может не выжить. Несмотря на признаки умеренного восстановления экономики в еврозоне, разрыв между Германией и большинством других стран еврозоны расширяется и углубляется. Никто больше не говорит о конвергенции в валютном союзе, и разговоров об этом нет уже давно.

И тем не менее совершенно очевидно, что с падением евро к краху придет и весь европейский проект. Европейские лидеры знают, что евро по-прежнему не защищен от кризиса, несмотря на технические улучшения, достигнутые во время предыдущего кризиса. И он не будет защищен до тех пор, пока не будет достигнут обновленный большой компромисс между Германией и другими странами еврозоны. На практике, это бы означало реформирование еврозоны на основе более глубокой политической интеграции, что явно нельзя назвать простой задачей.

То же самое относится и к совместной безопасности ЕС, защите внешних границ и реформированной политике в отношении беженцев. Здесь эффективное политическое руководство также потребует обновленного концепции устройства объединенной Европы в двадцать первом веке — того, что она сможет и должна предоставить, как она должна быть сформирована и какие институты и полномочия ей необходимы для этого.

У Европы нет причин бояться кризисов. Они заставляют все вокруг двигаться и дают ЕС возможность идти дальше и становиться сильнее, если ответные действия будут приниматься без оглядки на сопутствующие политические риски.

После того как Великобритания скажет свое слово в июне текущего года, Европа должна дать свой ответ — мужественный и представляющий концепцию устройства и реальные решения. Национализм не является ответом. Только подлинные европейцы могут обеспечить мирное, благополучное будущее для Европы.

Источник