Как Россия влияет на польскую душу

Как Россия влияет на польскую душу
  • 05.05.16
  • 0
  • 470

Многие люди, в особенности на Украине, пребывают в неведении о благосклонном отношении некоторой части польского общества к России, ее культуре и традициям. Такая расположенность к восточному соседу наталкивает на вопрос: как католическая, национальная Польша, элиту которой уничтожали Москва и Петербург, может любить «империю зла» (определение, которое использовал Рональд Рейган).

Ответ на этот вопрос пытаются найти не только за пределами Польши, но и внутри страны. В 1920 году в Кракове вышла работа Мариана Здзеховского (Marian Zdziechowski) под названием «Российские влияния на польскую душу». Ее автор полагает, что России удалось настолько деморализовать и отравить души поляков в российской части Польши, что это привело к уничтожению культуры оккупированной территории и всеобщему одичанию. Эта сложная для восприятия работа принадлежит к разряду классики польской политической мысли периода до и после Первой мировой войны, и до сих пор может служить поучительным чтением для поляков.

Исследования на похожие темы неоднократно появлялись и позднее. Влияние России на польские души было столь велико, что под конец XIX века появилось пророссийское политическое движение — Национально-демократическая партия. Ее идеологом был Роман Дмовский (Roman Dmowski), который утверждал, что Россия — стратегический партнер поляков в борьбе с Германией. Войны начиная с XV века, уничтожение государственности в XVIII веке, истребление элит в XIX, убийство тысяч офицеров в XX, а также полная ликвидация польских следов на Украине и в Белоруссии: таков результат «сотрудничества» с Россией, в которой национал-демократы видели стратегического партнера.

В современной Польше знатоками «русской души» считают себя многие исследователи и эксперты. Однако с нашей, людей с Востока, точки зрения самым компетентным в этой области человеком кажется Ежи Таргальский (Jerzy Targalski). Это знаток истории, обычаев и политических традиций, который изучает в том числе российские влияния в Восточно-Центральной Европе. Истинный характер действий северного соседа в распространении своих влияний удалось вскрыть в процесс ликвидации Военной информационной службы (WSI). По итогам ликвидации появился «Отчет о действиях сотрудников WSI», в котором перечислялись основные «грехи» этой организации, свидетельствовавшие о том, что эти люди были классическими агентами российского влияния в Польше.

Перечислим некоторые пункты: российское проникновение (в кадрах преобладали сотрудники, проходившие обучение в советских академиях КГБ и ГРУ); вмешательство в политическую жизнь (разрушение политических партий, которые в 1990-е годы находились в оппозиции к посткоммунистическим группировкам); влияние на формирование общественного мнения (внедрение 58 агентов и тайных сотрудников в руководстве TVP, воздействие на журналистов). Военная информационная служба управляла более чем тысячей компаний, при помощи которых она могла контролировать польскую экономику. Так вкратце выглядит один из факторов, который связывал Польшу с Москвой. Это, конечно, оказывало существенное влияние на формирование взглядов, в частности, способствуя идеализации российского общества, превозношению его культуры, литературы и других сфер. О методах воздействия на противника писал древнекитайский мыслитель и военный стратег Сунь-цзы. Его «Трактат о венном искусстве» пользуется большой популярностью среди экспертов и генералов — особенно в России.

Сунь-цзы писал, что существует пять типов тайных агентов: национальные, внутренние, двойные, живые и невозвратимые. Если все пять типов агентов работают скоординировано, и никто не знает методов их действий — это идеальная сеть, которая находится под особым попечением властителя. В другой работе Сунь-цзы указывает: «В чиновничьем классе всегда есть коррумпированные люди, чей характер испортила работа, или те, кто столкнулся с несправедливостью. Существуют целые массы угодников и лизоблюдов, которые жаждут богатств. Тех, кто, по их мнению, не получил причитающейся им должности; тех, единственная цель которых — использовать ситуацию и момент для удовлетворения своих эгоистичных желаний; двуличных, непостоянных людей и тех, кто ждет своего часа. Всех этих людей, несомненно, можно привлечь к службе против их государства, предложив им достойное вознаграждение золотом и шелком. Тогда можно будет рассчитывать на получение правдивых сведений из их страны или на то, что планы, направленные против тебя, будут расстроены. Можно также свободно создавать конфликты между властителем и его советниками, чтобы между ними не было согласия».

В российской историографии есть термин, создание которого приписывают Ленину: «полезные идиоты». НКВД называло так журналистов и западных политических деятелей, которые во имя «доброй воли» по собственной инициативе и из идеологических соображений поддерживали действия Москвы. Таким человеком можно назвать Станислава Щенсного Потоцкого (Stanisław Szczęsny Potocki) — лидера Тарговицкой конфедерации (союз польских магнатов, ставивший целью отменить прогрессивные реформы и, в частности, конституцию Речи Посполитой 1791 года, — прим.пер.). Он считал, что его промосковская позиция спасет страну от уничтожения, а после второго раздела Польши уехал в Россию и вступил в ряды российской армии. В письме к Екатерине II он просил признать его русским. Таких полезных идиотов, к сожалению, со времен Стефана Батория и до наших дней было множество. Вместе с настоящими агентами влияния они формируют имидж Кремля, делая из реального врага стратегического партнера.

В действиях современных национал-демократов мы видим продолжение этих идей. Сейчас общественность пытаются убедить в том, что «российское влияние на польскую душу» усиливается, а в обществе распространяются пророссийские настроения. Этот механизм прост. Вот один из способов: при помощи так называемого троллинга находящийся в Москве и владеющий польским языком человек может писать анонимные комментарии, представляя позицию якобы от лица настоящих поляков.

От Петра I и до Путина российское влияние на поляков остается огромным. Это, конечно, находит свое отражение в политической, публицистической, экономической мысли. В особенности эта борьба между лагерями дает о себе знать в моменты обострения битвы за европейские традиции на Восточных крессах (территории современных Западной Украины, Белоруссии и Литвы, ранее входившей в состав Польши, — прим.пер.), которые вступают там в противостояние с наследием Золотой орды.

Крича в очередной раз, «мы не поддерживаем бандеровцев на Майдане» или белорусскую оппозицию, мы воплощаем в жизнь неявную пророссийскую политику, основы которой заложил Петр I, Екатерина II, двор Романовых, Сталин и нынешние кремлевские лидеры. И ширим дело Батыя, Чингизидов и духа степи.

Источник