Укрепление НАТО: В Прибалтике, словно в Западном Берлине

Укрепление НАТО: В Прибалтике, словно в Западном Берлине
  • 05.05.16
  • 0
  • 617
  • фон:

Бундесвер готовится отправить 150-200 солдат в Литву. После проведения саммита НАТО в Варшаве в июле этого года соединение в составе роты плюс персонал штаба и военного руководства должен стать частью батальонов НАТО. Затем планируется размещение по одному подразделению в каждой из трех балтийских стран. Немецкая армия тем самым увеличивает присутствие своих сил в восточных странах альянса.

Подобная акция вызывает сомнения уже на данном этапе. 5000 немецких солдат в прошлом году выступали в роли инструкторов либо непосредственно участвовали в учениях в Польше и балтийских странах. Силы бундесвера стояли во главе боевого соединения, «острия копья» сил быстрого реагирования, насчитывающего пока что 19 тысяч солдат, в будущем их будет 40 тысяч. В 2016 году должно быть задействовано на 500 немецких солдат больше, а число учений повысится с 16 до 21.

На протяжении уже долгого времени бундесвер принимает участие также в воздушном патрулировании вдоль восточных границ НАТО, кроме того наблюдается усиление морского присутствия в восточной части Балтийского моря. В рамках «политики перестраховки» альянса бундесвер будет участвовать в создании пунктов для предварительного размещения оружия и техники.

Эффективен ли сигнал сдерживания?


Вопрос заключается в том, для чего все это? Запланированное укрепление сил НАТО — это нечто большее, чем успокоительное для прибалтов и поляков, которые чувствуют выросшую опасность после аннексии Путиным Крыма? Являются ли планы «приграничного присутствия» в стратегическом плане эффективным с точки зрения обороны и сдерживания? И не противоречат ли они открыто положениям, закрепленным в акте между Россией и НАТО в 1997 году?

Рассмотрим вначале юридический вопрос. Он, с моей точки зрения, не представляет какого-либо интереса, поскольку «долгосрочное политическое обязательство», ядро основополагающих актов, сформулировано настолько «бесхребетно», что из этого можно сделать любые выводы, в том числе допустимость постоянного присутствия войск альянса в восточно-европейских членах-странах НАТО. Почитайте сами:

«НАТО повторяет, что альянс в настоящих и прогнозируемых обстоятельствах безопасности воспринимает коллективную оборону и другие задачи таким образом, что он обеспечивает необходимую совместимость, интеграцию и способность усиления при помощи дополнительного долгосрочного размещения боевых подразделений. Альянс должен опираться на уместную, соответствующую названным задачам инфраструктуру. В этой связи при необходимости могут производиться усиления на случай обороны против угрозы агрессии… По отношению к России при дислокации ее вооруженных сил в Европе будет предприняты соответствующие меры сдерживания».

Не понятно? Ничего страшного. Я, например, вижу здесь следующее: НАТО имеет право, что и делает с момента аннексии Крыма, а русские могут реагировать на это на свое усмотрению. Основные пассажи сформулированы таким образом, что разрешают обострение кризиса, принятие мер и ответных мер, что мы наблюдаем сегодня. Закручивание спирали напряженности, избежание новой гонки вооружения — всего этого нет.

То есть юридическая наука никак не помогает. И таким же смешным, как и спор о том, является ли запланированное укрепление сил НАТО «субстанциональной» или нет, является и попытка НАТО сделать «долгосрочное присутствие» альянса привлекательным за счет принципа ротации — таким образом маскируется постоянное присутствие войск НАТО.

Но если не помогает юридический аспект, остается открытым вопрос — являются ли планы НАТО эффективными в политическом и военно-стратегическом плане? У меня на этот счет есть сомнения — по двум причинам.

Во-первых, нельзя отрицать тот факт, что балтийские страны обычными вооружениями не защитить. Любой генерал со стратегическим пониманием не оспорит это. Неважно, сколько солдат мы разместим в трех балтийских республиках и в Польше — русские быстрее смогут перебросить туда большее количество войск. У них есть преимущество «доминирования эскалации», если говорить на военном жаргоне.

В ходе холодной войны Западный Берлин оказался точно в таком же положении. Красная армия могла в любой момент разгромить гарнизоны союзников. То, что Советский Союз этого не сделал, было связано с ядерным сдерживанием. Они знали — кто выстрелит первым, тот умрет вторым. Преимущество в обычных вооружениях не давало им никакого плюса.

Балтийские республики сегодня оказались в ситуации, подобной ситуации с Западным Берлином. Несколькими ротами больше или меньше — особой роли не играет. Намного большее значение имеет достоверность западного, а точнее, американского потенциала сдерживания. Будет ли американский президент, будь то Обама или Клинтон, или Трамп, в случае чрезвычайной ситуации готов пожертвовать Таллахассии ради Таллина, Роли ради Риги и Вермонтом ради Вильнюса? Усиление присутствия обычных вооружений на северо-востоке альянса может служить знаком предостережения — «Осторожнее!». Но от прямого нападения на территории стран-членов НАТО удержит только арсенал сдерживания.

Другая причина связана с тем, что НАТО ограничивает свои планы военными аспектами. Если прочитать недавние речи министра обороны США Эштона Картера, заметно, насколько они соотносятся со знакомыми схемами времен Холодной войны. Основной упор делается на готовности бороться и на решимости победить в любой войне, в том числе, против превосходящего по силам противника и техники, что логичным образом включает в себя и задействование ядерного оружия. Чего не хватает — и появляется в речах генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга только в виде мимолетной мысли — так это готовности к диалогу, к разрядке параллельно с политикой сдерживания. Она способствовала окончанию конфликта между Востоком и Западом. Нужно дать ей шанс и сегодня.

Заморозить работу Совета Россия-НАТО во время кризиса — большая ошибка. Ведь не выключают же свет, когда становится темно. Хорошо, что сейчас заседания Совета возобновляются, и прерывается двустороннее молчание. Но в долгосрочной перспективе этого не достаточно. Настоящие перспективы имеет политический диалог на высоком и самом высоком уровнях.

Что необходимо, так это «Хельсинки II» — процесс, в котором отношения между Западом и Россией будут разъяснены, снимется напряженность, враждебность. Заново должны быть подтверждены сформулированные в актах Россия-НАТО основополагающие положения — отказ от применения силы, признание границ, меры для укрепления доверия в военной сфере. Кроме того, необходимо налаживание долгосрочных контактов между генштабами на случай возникновения кризисных ситуаций, заблаговременное обоюдное информирование о проведении учений и обмене наблюдателей, снижение концентрации вооруженных сил в приграничных регионах, в долгосрочной перспективе ограничение и снижение количества войск — все это приведет к укреплению безопасности и стабильности в Европе.

Русские разместили в Калининградской области ракеты, представляющие угрозу значительным территориям Европы. Со своей стороны американцы хотят разместить крылатые ракеты, основной задачей которых Пентагон видит сдерживание российской агрессии в Восточной Европе. Для Гельмута Шмидта это стало бы поводом во второй раз добиться «двойного решения НАТО» — нет дьявольщине по обе стороны!

Источник