Россия, ИГИЛ и Турция

Россия, ИГИЛ и Турция
  • 03.05.16
  • 0
  • 648
  • фон:

Россия настойчиво заявляет, что вероятность улучшения отношений с Турцией отсутствует. Почему существует необходимость время от времени делать такие заявления? Или есть другие, не получившие отражения в прессе проблемы? Это нам пока неизвестно. Судя по тому, что Россия приняла решение частично выйти из проекта АЭС «Аккую» (турецкое информагентство Anadolu Ajansı сообщило о готовности «Росатома» продать часть своей доли в проекте, – прим. перев.), можно сказать, что озвучиваемые заявления – не только политическая риторика. Межправительственным соглашением 2010 года было предусмотрено, что вся АЭС «Аккую» принадлежит России, а 49% своих акций российская сторона может продать. Но для продажи необходимо согласие сторон. Следовательно, Россия должна получить одобрение Турции.  

Турция может и не возражать против уменьшения веса России в компании «Аккую». Но по вопросу о том, кому будут проданы эти 49% акций, могут возникнуть разногласия.

Отдельно следует проанализировать причины (экономические или политические), по которым Россия приняла решение передать свои акции. Вместе с тем то, кого она выберет в качестве партнера, может быть нацелено на то, чтобы в любой момент создать политическое давление на Турцию. 

Давление России

Если Россия продаст свои акции организации государства, которого Турция не желает привлекать к отрасли атомной энергетики, это может привести к конфликту Турции с этим государством. Сделает Россия это или нет — неизвестно, но если, например, представить, что она найдет партнера на греческом Кипре, нетрудно предположить, какой шум это поднимет. С другой стороны, если акции купит компания государства, против которого Турция в целом не возражает, тогда Турции по воле России придется заключить соглашение с этим государством. 

Россия может быть нацелена на саботаж проекта «Аккую» путем создания ситуации, с которой Турция не согласится. Но, какой бы ни была цель, в результате каждый предпринимаемый Россией шаг, несомненно, будет вынуждать Турцию отдаляться от нее и сближаться прежде всего с США, а затем и с Европой. Турция, доля которой на российском рынке существенно сократилась, вынуждена переключать свое внимание прежде всего снова на Европу, а также на другие страны в ближнем зарубежье. Но когда речь идет о безопасности, она каждый раз склоняется к развитию отношений с США и сильными странами Европы.  

Проблема ИГИЛ

Очевидно, в военном отношении Россия не напрямую угрожает Турции. Задачу по устрашению Турции выполняют Рабочая партия Курдистана (РПК) и ИГИЛ. У темы борьбы с РПК нет такой грани, которая приближала бы Турцию к США и странам ЕС. РПК будто бы работает над тем, чтобы сначала отношения Турции с Западом испортились, а затем были заключены соглашения по не самым желательным для Турции вопросам.

С другой стороны, ИГИЛ, напротив, делает практически необходимым сотрудничество западных стран с Турцией. Запуски ракет с территории Сирии действительно могут осуществляться для того, чтобы спровоцировать Турцию и завлечь ее в Сирию. Но ИГИЛ, вероятно, знает, что Турция не возьмется за это дело в одиночку и будет искать новые проекты вместе со своими союзниками.

Развитие сотрудничества Турции с союзниками в рамках борьбы с ИГИЛ постепенно дает определенные результаты. Ответные удары, которые наносят ВС Турции для уничтожения ракет ИГИЛ, поддержит мобильная система ракетного щита, известная под названием HIMARS, одно из самых эффективных вооружений США в сражениях на земле.

Эта поддержка может обеспечить прогресс в вопросе «безопасной зоны». Но эту инициативу можно в то же время рассматривать и как новый шаг в ответ на российские военные базы в Сирии. Если учесть, что Германия желает удвоить число своих военнослужащих в Инджирлике, можно сказать, что ИГИЛ, по сути, ориентирует Турцию непосредственно на страны, желающие вооружиться против России. 

Это может быть одной из причин, по которым Россия не перестает говорить, что прийти к согласию с Турцией сложно.

Источник